Durarara Festival
Название: -
Персонажи: Кида, Микадо, Саймон, Изая
Жанр: slice of life, дарк, десфик
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер:от прав на персонажей отказываюсь
Саммари: драться с домочадцами — плохая примета. Луч¬ше уж драться с посторонними. Для больного такой сон су¬лит сумасшествие.
Авторские примечания: написано на фразу: «Страшен не сон, а его толкование». Может быть, немного не соответствует саммари. ООС
Размещение: с разрешения автора

Фанфик был написан на Осенний фестиваль

Промозглая сырая осень раздает пощечины направо и налево, и по скулам катятся невольные слёзы. Кида Масаоми чихает и приподнимает воротник куртки, спасаясь от слишком сильного ветра. Микадо чихает вслед за ним.
- Зашибись погодка, а, Микадо?
- Было хуже, - лаконично отвечает Рюугамине, таща друга под локоть к ближайшему магазинчику. – Давай, идем, отогреемся.
В преддверии Рождества полки заставлены елочными игрушками, сувенирами, в том числе и символами наступающего скоро года – администрация, похоже, озаботилась этим заранее, - консультанты - в красных колпаках, отороченных мехом. В воздухе витает дух западного праздника
Масаоми, в отличие от друга, смотрит на всё это с безразличием. Хотя в другое время он бы уже разливался соловьем, рассказывая о том или этом и безуспешно, как всегда, клеился бы к покупательницам. Такой уж он парень.
Однако с самой улицы, или нет, может, ещё раньше, Киду преследует навязчивое желание дать Микадо подзатыльник. Или щелбан. Или просто спровоцировать его – хотя Масаоми знает, что это почти невозможно, - чтобы обычно спокойный друг дал ему сдачи, и можно было бы ввязаться в небольшую драку.
Кулаки чешутся. Невыносимо.
Микадо наклоняется над витринами, берет с полок сувениры, вертит их в руках и кладет обратно, и в конце концов берет две фигурки драконов – один из них грозно скалится, распушив гриву, а другой кажется грустным. Микадо подносит второго дракона к Киде, чтобы тот рассмотрел:
- Думаешь, Сонохаре-сан понравится?
- Да, да.
Всё, что угодно, только бы побыстрее отсюда выбраться.
Рюугамине жмет плечами и идет к кассе, Кида следует за ним со скучающим видом, звякая мелочью в кармане.

Оказывается, они два часа бродили по магазину, и уже успело стемнеть. Вечерний Токио встречает их полупрозрачным молочным туманом, который вяло шевелит медузьими щупальцами, оплетая город. Освещение тусклое, фонари и фары проезжающих мимо машин кажутся глазами больших ночных животных. Они идут мимо «Русских Суши», и Саймон, отчего-то в пёстром вязаном шарфе с длинными кисточками, издалека машет им рукой и говорит, когда они равняются с ним:
- Хороший суп, новый меню, что надо в холодный погода. Заходи, кушай!
- В другой раз, Саймон-сан, извините, - Микадо пожимает плечами и с сожалением проходит дальше. Кида было солнечно улыбается, спеша пройти мимо, но у него не получается: его останавливают, держа за воротник куртки. Микадо идет дальше, в своей задумчивости не замечая, что друг остался позади.
Масаоми же таращится на Саймона, с опаской перебирая мысленно все свои недавние поступки. Вроде бы ничего не…
- Кида. Лучше не делай этого. Я знаю, будет хуже.
Кида быстро кивает, словно согласен, и пытается освободиться. Неудачно. Разве что выскользнуть из куртки, но на улице по-прежнему сыро, поэтому Масаоми хмурится, смотрит на Саймона, медленно выдыхает и говорит:
- Хорошо.
Сейчас получается убедительнее, и его отпускают. Масаоми, не оглядываясь, мчится вперед – догонять Микадо, Саймон со вздохом поправляет шарф и достает очередную пачку листовок.

Они с Микадо живут в небольшой квартирке недалеко от центра – вскоре после того, как Рюугамине приехал в город, Кида нашел его и предложил снимать её вместе. Микадо согласился, и сейчас он звенит ключами, поднимаясь на третий этаж. Масаоми плетется следом, с руками в карманах, озлобленный и задумчивый. Кулаки по-прежнему чешутся.
У двери Кида не выдерживает: как только дверь распахивается, он налетает на Микадо, валит его с ног, падая следом внутрь. Он тяжело дышит и с удивлением наблюдает за тем, как сужаются, а затем расширяются зрачки Микадо, и потом – за его приближающимся кулаком. Увернуться не успевает, или нарочно подставляется – неважно, во рту четкий привкус крови, они вкатываются внутрь, следя друг за другом прищуренными глазами. Дверь захлопывается от порыва ветра, Масаоми вслепую бьет Микадо и по приглушенному ругательству понимает, что попал, куда надо.
- Кида… Кида!

- Кида, эй! Вставай давай.
- А?
Кида сел. Потом он вспомнил, что нужно дышать. Потом он посмотрел на костяшки пальцев, которые точно должны были покраснеть, и перевел взгляд на Микадо, который стоял у окна.
- Ты в порядке?
- Кида-кун, тебе что-то снилось? – он явно беспокоился за друга.
Масаоми задумался. Вспомнил, как хотелось ударить Рюугамине, размазать кровь по пальцам, закашлялся, и Микадо подошел к нему. Приложил ладонь ко лбу Киды, покачал головой:
- Да у тебя температура.
Вблизи он выглядел как обычно, не было ни синяков, ни отеков, ничего. Значит, это точно приснилось Масаоми.
А ведь сон был почти реальным. Выпуклым. Киде захотелось смеяться, как будто он был информатором, топчущим чужие мобильники, но вместо этого он улыбнулся:
- Ничего страшного, какая-то температура ни за что не свалит великого Киду Масаоми! – он закашлялся, но сразу замахал рукой, словно хотел прогнать озабоченный вид с лица Микадо. – Ты вроде хотел купить что-то для Анри-чан?
- А, точно, - Микадо смутился, но все-таки переспросил, - ты уверен, что…
- Оставь пораженческий тон! Наша миссия – завоевать сердце эро-богини!
- Масаоми!
Кида закашлялся, однако бодро вылез из-под одеяла.
- Пойдем, герой-любовник.

На улице было сыро и холодно, а ветер – на удивление сильным, словно это было начало настоящей зимы. Масаоми зябко закутался в свой платок и чихнул, Микадо чихнул следом.
- Черт, что с погодой?
- Плюнь на погоду, давай внутрь, - Рюугамине схватил Киду за рукав и потащил к ближайшему магазину.
На миг Киде померещился плачущий ангел в витрине, мимо которой они так стремительно прошли, но, может быть, все-таки это была температура. Оборачиваться он не стал.
Тем более что внутри магазина было удивительно праздничное настроение – полки сверкали и переливались разноцветными огоньками, разномастные дракончики чуть ли не плевались огнем, а улыбчивые консультанты, как один, предлагали свою помощь. Кида отвлёкся на стайку проходящих мимо девушек. Через пару минут он догнал Микадо, который терпеливо дожидался его в отделе посуды. Масаоми помахал телефоном:
- Видал?
Микадо что-то пробормотал в ответ и двинулся вдоль полок, внимательно разглядывая выставленное. Кида пошел в другую сторону, стараясь одновременно следить за Рюугамине, высматривать знакомых помимо него и обращать внимание на сувениры. Примерно через полчаса маневрирования он умудрился потерять Рюугамине из виду, встретить одного из Синих Квадратов, шепотом разругаться с ним, то и дело отчаянно кашляя, попробовал обменяться телефонами с ещё одной девушкой, потерпеть неудачу, найти Микадо в том же отделе.
Рюугамине стоял возле полки с дракончиками. Одного, который словно собирался вот-вот дыхнуть огнём и грозно встопорщил гриву, он уже положил в корзину. Масаоми, повинуясь шепоту интуиции, взял свернувшегося в клубок дракончика:
- Думаешь, Анри-чан понравится?
Микадо буквально просиял:
- Я тоже об этом думал!
Они направились к кассе; Кида звенел мелочью в кармане, стараясь не обращать внимания на мелькавшие сбоку крылатые фигуры и шепот, словно доносившийся до ушей из глубокого колодца. Ему нашептывали, что его друг совсем не то, чем кажется, что его нужно убить для верности, иначе сам Кида умрет раньше.

Они как раз проходили мимо «Русских Суши», когда им замахал рукой Саймон – в яркой нелепой шапке с помпоном на затылке.
- Эй, Кида, Микадо, заходите! Свежий суши, вкусный!
- Только суши?
Саймон задумался. Микадо извинился перед ним и поспешил обратно домой, а Кида отчего-то задержался.
В задумчивых глазах Брежнева он видел ангелов, которые протягивали к нему окровавленные руки. Масаоми таращился на Саймона, пока тот не встряхнул его за плечи:
- Эй. Кида, осторож-но сегодня. Идешь по скользкий лёд.
- Да ты шутишь, Саймон, - нервно хихикнул Кида и снял руки Саймона со своих плеч.
Он понёсся догонять Микадо, а Саймон озабоченно глядел ему вслед. С парнем явно что-то творилось.

Кида знал, уже знал, что Микадо решил его уничтожить с помощью этой самой драконьей фигурки – так сказали ангелы, гладившие его по голове. Нужно было что-то делать с этим. Где-то у Масаоми завалялся нож…
Открывавший двери Рюугамине никак не ожидал нападения, тем более сзади. Тем более со стороны Киды, которого он знал столько лет.
Ангелы пели боевую песнь и плавно кружили неподалеку, Кида же истерично кромсал лезвием уже почти неподвижное тело. Его не заботило, что кровь покрывает его руки до локтя, не заботило, что наверняка кто-либо из соседей заметит их, сейчас он хотел только уничтожить окончательно источник опасности. Ангелы же не могли соврать ему?
С растерянной улыбкой он провел ножом по коже Микадо, лезвием плашмя, а потом провернул его и сделал чуть более глубокий надрез. Он окунул в него кончики пальцев, вытащил, провел ими в воздухе перед собой – будто пальцы оставляли после себя светящийся след, и спросил:
- Теперь всё? Ангелы, вы ведь обещали…
- О, смотрите, кто теперь верит в Бога! – отозвался, пожалуй, ликующий голос. Знакомый Киде голос.
… Он медленно приходил в себя. Руки были липкими и покрытыми подсохшей бурой коркой, рядом лежал нож со следами крови на лезвии, а ещё…
А ещё рядом сидел Орихара Изая, а это не предвещало ничего хорошего.
- Ай-яй, Кида-кун. Неужели мало тебе, что Саки страдает?
- Саки?
- Так теперь ещё и лучшего друга убил.
- Убил? – Кида огляделся – Микадо нигде не было видно.
- Представляешь? Я, конечно, позаботился о теле, но…
- Зачем? Изая-сан…
- О, просто, думаю, проблем тебе хватит, - он прищурился. – Теперь у тебя есть второе божество, не так ли? Вина. Каково это, когда виноват в страданиях одной и смерти другого, а?
- Замолчите. Замолчите, замолчите, замолчите… - он прикрыл уши руками и качался из стороны в сторону, побелевшими губами бормоча что-то неразборчивое.
Ангелы пели «Слёзный» Реквием и светло улыбались, гладя Масаоми по плечам.

@темы: Осенний фестиваль: Масаоми Кида, Fanfiction